Булгаков записки юного врача звездная сыпь краткое содержание

Записки юного врача, Булгаков: краткое содержание и анализ

Одно из самых ранних произведений, которое написал Михаил Афанасьевич Булгаков — «Записки юного врача». В нем четко прослеживаются мировоззрение и убеждения будущего великого писателя, нашедшие отражение в более позднем его творчестве. Среди главных черт можно отметить светлый и добрый юмор, возможно, даже некоторую наивность. Снисходительно относится к героям своего произведения Булгаков.

«Записки юного врача» рассказывают нам о решившем посвятить себя медицине молодом человеке. Он выглядит сначала робким, нерешительным, но со временем получает необходимый опыт, возникает уверенность в себе. Но самое главное, что приобретает главный герой — огромную ответственность перед людьми и пациентами представителей данной профессии. Он всегда мчится к страдающим и нуждающимся, какая бы погода ни была на улице. В работу Бомгард вкладывает много любви, заботы и тепла, что помогает больным выздороветь.

Главного героя «Записок юного врача» преследуют не только удача и успех. Периодически на его пути возникают трудности, которые тот не в силах преодолеть. Так, погибает его коллега и друг доктор Поляков в главе «Морфий». В рассказе «Вьюга» возлюбленной одного из героев также не удается помочь. Однако доктор не убегает от неразрешимых проблем, не отчаивается, а продолжает свою непростую миссию — спасение жизни человека. Лишь одно пугает главного героя произведения — бессилие его перед болезнью, охватившей пациента. Он все время пытается самосовершенствоваться, развиваться, получать новые навыки и знания. Одним словом, этот врач много над собой работает.

Повесть эта принесла своему создателю, Михаилу Афанасьевичу Булгакову, большую известность.

Сюжеты рассказов из цикла, который написал Булгаков, «Записки юного врача», довольно незатейливы, но они дают панораму жизни одного поселка, находящегося в Смоленской губернии, и при этом раскрывают характер автора.

«Полотенце с петухом»

Бомгард, как только прибыл на новое место, тотчас же столкнулся с необходимостью провести ампутацию. К счастью, операция заканчивается успешно, старый фельдшер хвалит его и добавляет, что, судя по всему, у врача есть большой опыт по этой части. Бомгард отвечает с дрожью, что уже сделал две, и упрекает сам себя за ложь.

«Вьюга»

Доктор отправляется в отдаленную деревню по неотложному вызову и попадает в буран. Авторская мысль в рассказе проста: ему не позволяет отказать больному врачебная этика, несмотря ни на какие препятствия, стоящие на пути, и чего бы это ни стоило.

«Стальное горло»

Девочка на последней стадии дифтерии попадает на прием к доктору. Бомгард, взбешенный невежеством бабушки и матери ребенка, производит трахеотомию и вставляет в горло на время стальную трубку для того, чтобы пациентка не скончалась от удушья. Эта история заканчивается анекдотом: со всех окрестных деревень приезжают посмотреть на спасенную девочку крестьяне, уверенные в том, что доктор зашил ей в горло стальную трубку.

«Тьма египетская»

Булгаков «Записки юного врача» продолжает следующим рассказом, в котором анекдотически описывается невежество простых крестьян. Речь в нем идет о больном малярией мельнике. Курс хинина, прописанный ему и рассчитанный на неделю, он решает принять за раз, поскольку не хочет долго ждать своего выздоровления. Вот о чем поведал нам в данном рассказе Булгаков.

«Морфий»

«Записки юного врача» продолжаются произведением «Морфий». Этот рассказ — самый мрачный из всех включенных в сборник. Он представляет собой фактически монолог одного наркомана-морфиниста, покончившего с собой коллеги доктора Бомгарда. Булгакову была очень знакома эта тема, поскольку он сам прошел через муки зависимости от данного вещества, но нашел в себе силы победить болезнь, в отличие от Полякова, этого несчастного доктора. На нескольких страницах пронзительной истории, которую создал Михаил Булгаков («Записки юного врача»), показан ужас наркомании и неизбежного финала ее — нравственной деградации, потери друзей и близких, распада личности.

«Крещение поворотом»

Бомград здесь вынужден принимать тяжелые роды. Не обладая в этом никаким опытом, он лихорадочно вчитывается перед операцией в пособие, но в конце концов доктору приходится положиться лишь на свою профессиональную интуицию. Завершив операцию благополучно, он вновь читает книгу и замечает, что все неясные ранее места теперь ему совершенно понятны. Книжный опыт подтвердился практическим, отмечает Булгаков. Книга «Записки юного врача» продолжается следующим рассказом.

«Пропавший глаз»

Бомгард в данном произведении подводит итоги первого года практики в Мурьевской больнице, замечает без удивления, что сильно изменился и внешне, и внутренне, вспоминает различные курьезные случаи. Теперь, благодаря опыту, он смотрит без страха на новый случай, но от излишней гордости медика спасают те из них, в которых чрезмерная образованность мешает ему усмотреть очевидное и простое (например, случай с «пропавшим» глазом). Молодой 23-летний доктор отмечает: каждый год будет приносить с собой подобные сюрпризы, а учеба не прекратится никогда.

«Звездная сыпь»

В этом рассказе врач сталкивается с очагом заболеваемости сифилисом и ясно понимает, что эта страшная болезнь имеет социальный характер, из-за чего с ней справиться становится труднее, чем с любым другим недугом. Бомгард начинает упорную и долгую борьбу с сифилисом, но в конце концов должен признать, что для успешного лечения требуется система, которая была бы способна переломить страх перед этой болезнью у крестьян.

«Я убил»

Заканчивает цикл, который создал М. Булгаков («Записки юного врача»), рассказ «Я убил». Бомгард поведал в нем историю Яшвина, своего коллеги, представившегося как единственный хирург с пистолетом, а не со скальпелем. Рассказ Яшвина происходит в Киеве в 1919 году. Врача насильно забирают петлюровцы и устраивают полковым доктором в подчинении полковника Лещенко. Наблюдая пытки, убийства, расправы и зверские нравы периода Гражданской войны, Яшвин делает в итоге свой нелегкий нравственный выбор. Общечеловеческие ценности при этом ставятся выше профессиональной врачебной этики. Это непростая коллизия, учитывая еще и то, что она возникает перед представителем столь гуманной профессии.

Источник: autogear.ru

Михаил Булгаков — Звёздная сыпь

Михаил Булгаков — Звёздная сыпь краткое содержание

Звёздная сыпь читать онлайн бесплатно

Михаил Афанасьевич Булгаков

Это он. Чутье мне подсказало. На знание мое рассчитывать не приходилось. Знания у меня, врача, шесть месяцев тому назад окончившего университет, конечно, не было.

Я побоялся тронуть человека за обнаженное и теплое плечо (хотя бояться было нечего) и на словах велел ему:

— Дядя, а ну-ка, подвиньтесь ближе к свету!

Человек повернулся так, как я этого хотел, и свет керосиновой лампы-молнии залил его желтоватую кожу. Сквозь эту желтизну на выпуклой груди и на боках проступала мраморная сыпь. «Как в небе звезды», — подумал я и с холодком под сердцем склонился к груди, потом отвел глаза от нее, поднял их на лицо. Передо мной было лицо сорокалетнее, в свалявшейся бородке грязно-пепельного цвета, с бойкими глазками, прикрытыми напухшими веками. В глазках этих я, к великому моему удивлению, прочитал важность и сознание собственного достоинства.

Человек помаргивал и оглядывался равнодушно и скучающе и поправлял поясок на штанах.

«Это он — сифилис», — вторично мысленно и строго сказал я. В первый раз в моей врачебной жизни я натолкнулся на него, я — врач, прямо с университетской скамеечки брошенный в деревенскую даль в начале революции.

На сифилис этот я натолкнулся случайно. Этот человек приехал ко мне и жаловался на то, что ему заложило глотку. Совершенно безотчетно, и не думая о сифилисе, я велел ему раздеться и вот тогда увидел эту звездную сыпь.

Я сопоставил хрипоту, зловещую красноту в глотке, странные белые пятна в ней, мраморную грудь и догадался. Прежде всего я малодушно вытер руки сулемовым шариком, причем беспокойная мысль: «Кажется, он кашлянул мне на руки»[1], — отравила мне минуту. Затем беспомощно и брезгливо повертел в руках стеклянный шпатель, при помощи которого исследовал горло моего пациента. Куда бы его деть?

Решил положить на окно, на комок ваты.

— Вот что, — сказал я, — видите ли. Гм. По-видимому. Впрочем, даже наверно. У вас, видите ли, нехорошая болезнь — сифилис.

Сказал это и смутился. Мне показалось, что человек этот очень сильно испугается, разнервничается.

Он нисколько не разнервничался и не испугался. Как-то сбоку он покосился на меня, вроде того, как смотрит круглым глазом курица, услышав призывающий ее голос. В этом круглом глазе я очень изумленно отметил недоверие.

Читайте также:  Сыпь на половых губах мазь

— Сифилис у вас, — повторил я мягко.

— Это что же? — спросил человек с мраморной сыпью.

Тут остро мелькнул у меня перед глазами край снежно-белой палаты, университетской палаты, амфитеатр с громоздящимися студенческими головами и седая борода профессора-венеролога. Но быстро я очнулся и вспомнил, что я в полутора тысячах верст от амфитеатра и в сорока верстах от железной дороги, в свете лампы-молнии. За белой дверью глухо шумели многочисленные пациенты, ожидающие очереди. За окном неуклонно смеркалось и летел первый зимний снег.

Я заставил пациента раздеться еще больше и нашел заживающую уже первичную язву. Последние сомнения оставили меня, и чувство гордости, неизменно являющееся каждый раз, когда я верно ставил диагноз, пришло ко мне.

— Застегивайтесь, — заговорил я, — у вас сифилис! Болезнь весьма серьезная, захватывающая весь организм. Вам долго придется лечиться.

Тут я запнулся, потому что — клянусь! — прочел в этом, похожем на куриный, взоре удивление, смешанное явно с иронией.

— Глотка вот захрипла, — молвил пациент.

— Ну да, вот от этого и захрипла. От этого и сыпь на груди. Посмотрите на свою грудь.

Человек скосил глаза и глякул. Иронический огонек не погасал в глазах.

— Мне бы вот глотку полечить, — вымолвил он.

«Что это он все свое? — уже с некоторым нетерпением подумал я. — Я про сифилис, а он про глотку!»

— Слушайте, дядя, — продолжал я вслух, — глотка дело второстепенное. Глотке мы тоже поможем, но, самое главное, нужно вашу общую болезнь лечить. И долго вам придется лечиться — два года.

Тут пациент вытаращил на меня глаза. И в них я прочел свой приговор: «Да ты, доктор, рехнулся!»

— Что ж так долго? — спросил пациент. — Как это так два года?! Мне бы какого-нибудь полоскания для глотки.

Внутри у меня все загорелось. И я стал говорить. Я уже не боялся испугать его. О нет! Напротив, я намекнул, что и нос может провалиться. Я рассказал о том, что ждет моего пациента впереди, в случае, если он не будет лечиться как следует. Я коснулся вопроса о заразительности сифилиса и долго говорил о тарелках, ложках и чашках, об отдельном полотенце.

— Вы женаты? — спросил я.

— Жанат, — изумленно отозвался пациент.

— Жену немедленно пришлите ко мне! — взволнованно и страстно говорил я. — Ведь она тоже, наверное, больна?

— Жану?! — спросил пациент и с великим удивлением всмотрелся в меня.

Так мы и продолжали разговор. Он, помаргивая, смотрел в мои зрачки, а я в его. Вернее, это был не разговор, а мой монолог. Блестящий монолог, за который любой из профессоров поставил бы пятерку пятикурснику. Я обнаружил у себя громаднейшие познания в области сифилидологии и недюжинную сметку. Она заполняла темные дырки в тех местах, где не хватало строк немецких и русских учебников. Я рассказал о том, что бывает с костями нелеченого сифилитика, а попутно очертил и прогрессивный паралич. Потомство! А как жену спасти?! Или, если она заражена, а заражена она наверное, то как ее лечить?

Наконец поток мой иссяк, и застенчивым движением я вынул из кармана справочник в красном переплете с золотыми буквами. Верный друг мой, с которым я не расставался[2] на первых шагах моего трудного пути. Сколько раз он выручал меня, когда проклятые рецептурные вопросы разверзали черную пропасть передо мной! Я украдкой, в то время как пациент одевался, перелистывал странички и нашел то, что мне было нужно.

Ртутная мазь — великое средство.

— Вы будете делать втирания. Вам дадут шесть пакетиков мази. Будете втирать по одному пакетику в день. вот так.

И я наглядно и с жаром показал, как нужно втирать, и сам пустую ладонь втирал в халат.

— . Сегодня — в руку, завтра — в ногу, потом опять в руку — другую. Когда сделаете шесть втираний, вымоетесь и придете ко мне. Обязательно. Слышите? Обязательно! Да! Кроме того, нужно внимательно следить за зубами и вообще за ртом, пока будете лечиться. Я вам дам полоскание. После еды обязательно полощите.

— И глотку? — спросил пациент хрипло, и тут я заметил, что только при слове «полоскание» он оживился.

Через несколько минут желтая спина тулупа уходила с моих глаз в двери, а ей навстречу протискивалась бабья голова в платке.

А еще через несколько минут, пробегая по полутемному коридору из амбулаторного своего кабинета в аптеку за папиросами, я услыхал бегло хриплый шепот:

— Плохо лечит. Молодой. Понимаешь, глотку заложило, а он смотрит, смотрит. То грудь, то живот. Тут делов полно, а на больницу полдня. Пока выедешь — вот-те и ночь. О, Господи! Глотка болит, а он мази на ноги дает.

— Без внимания, без внимания, — подтвердил бабий голос с некоторым дребезжанием и вдруг осекся. Это я, как привидение, промелькнул в своем белом халате. Не вытерпел, оглянулся и узнал в полутьме бороденку, похожую на бороденку из пакли, и набрякшие веки, и куриный глаз. Да и голос с грозной хрипотой узнал. Я втянул голову в плечи, как-то воровато съежился, точно был виноват, исчез, ясно чувствуя какую-то ссадину, нагоравшую в душе. Мне было страшно.

Неужто же все впустую.

. Не может быть! И месяц я сыщически внимательно проглядывал на каждом приеме по утрам амбулаторную книгу, ожидая встретить фамилию жены внимательного слушателя моего монолога о сифилисе. Месяц я ждал его самого. И не дождался никого. И через месяц он угас в моей памяти, перестал тревожить, забылся.

Потому что шли новые и новые, и каждый день моей работы в забытой глуши нес для меня изумительные случаи, каверзные вещи, заставлявшие меня изнурять мой мозг, сотни раз теряться, и вновь обретать присутствие духа, и вновь окрыляться на борьбу.

Теперь, когда прошло много лет, вдалеке от забытой облупленной белой больницы, я вспоминаю звездную сыпь на его груди. Где он? Что делает? Ах, я знаю, знаю. Если он жив, время от времени он и его жена ездят в ветхую больницу. Жалуются на язвы на ногах. Я ясно представляю, как он разматывает портянки, ищет сочувствия. И молодой врач, мужчина или женщина, в беленьком штопаном халате, склоняется к ногам, давит пальцем кость выше язвы, ищет причин. Находит и пишет в книге: «Lues III», потом спрашивает, не давали ли ему для лечения черную мазь.

И вот тогда, как я вспоминаю его, он вспомнит меня, 17-й год, снег за окном и шесть пакетиков в вощеной бумаге, шесть неиспользованных липких комков.

— Как же, как же, давал. — скажет он и поглядит, но уже без иронии, а с черноватой тревогой в глазах. И врач выпишет ему йодистый калий, быть может, назначит другое лечение. Так же, быть может, заглянет, как и я, в справочник.

Источник: mybrary.ru

Булгаков записки юного врача звездная сыпь краткое содержание

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 259 171
  • КНИГИ 595 946
  • СЕРИИ 22 309
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 557 852

Это он. Чутье мне подсказало. На знание мое рассчитывать не приходилось. Знания у меня, врача, шесть месяцев тому назад окончившего университет, конечно, не было.

Я побоялся тронуть человека за обнаженное и теплое плечо (хотя бояться было нечего) и на словах велел ему:

– Дядя, а ну-ка, подвиньтесь ближе к свету!

Человек повернулся так, как я этого хотел, и свет керосиновой лампы-молнии залил его желтоватую кожу. Сквозь эту желтизну на выпуклой груди и на боках проступала мраморная сыпь. «Как в небе звезды», – подумал я и с холодком под сердцем склонился к груди, потом отвел глаза от нее, поднял их на лицо. Передо мной было лицо сорокалетнее, в свалявшейся бородке грязно-пепельного цвета, с бойкими глазками, прикрытыми напухшими веками. В глазках этих я, к великому моему удивлению, прочитал важность и сознание собственного достоинства.

Читайте также:  Все тело покрылось пятнами и сыпью красной

Человек помаргивал и оглядывался равнодушно и скучающе и поправлял поясок на штанах.

«Это он – сифилис», – вторично мысленно и строго сказал я. В первый раз в моей врачебной жизни я натолкнулся на него, я – врач, прямо с университетской скамеечки брошенный в деревенскую даль в начале революции.

На сифилис этот я натолкнулся случайно. Этот человек приехал ко мне и жаловался на то, что ему заложило глотку. Совершенно безотчетно и не думая о сифилисе, я велел ему раздеться и вот тогда увидел эту звездную сыпь.

Я сопоставил хрипоту, зловещую красноту в глотке, странные белые пятна в ней, мраморную грудь и догадался. Прежде всего я малодушно вытер руки сулемовым шариком, причем беспокойная мысль: «Кажется, он кашлянул мне на руки», – отравила мне минуту. Затем беспомощно и брезгливо повертел в руках стеклянный шпатель, при помощи которого исследовал горло моего пациента. Куда бы его деть?

Решил положить на окно, на комок ваты.

– Вот что, – сказал я, – видите ли… Гм… По-видимому… Впрочем, даже наверно… У вас, видите ли, нехорошая болезнь – сифилис…

Сказал это и смутился. Мне показалось, что человек этот очень сильно испугается, разнервничается…

Он нисколько не разнервничался и не испугался. Как-то сбоку он покосился на меня, вроде того как смотрит круглым глазом курица, услышав призывающий ее голос. В этом круглом глазе я очень изумленно отметил недоверие.

– Сифилис у вас, – повторил я мягко.

– Это что же? – спросил человек с мраморной сыпью.

Тут остро мелькнул у меня перед глазами край снежно-белой палаты, университетской палаты, амфитеатр с громоздящимися студенческими головами и седая борода профессора-венеролога… Но быстро я очнулся и вспомнил, что я в полутора тысячах верст от амфитеатра и в сорока верстах от железной дороги, в свете лампы-молнии… За белой дверью глухо шумели многочисленные пациенты, ожидающие очереди. За окном неуклонно смеркалось и летел первый зимний снег.

Я заставил пациента раздеться еще больше и нашел заживающую уже первичную язву. Последние сомнения оставили меня, и чувство гордости, неизменно являющееся каждый раз, когда я верно ставил диагноз, пришло ко мне.

– Застегивайтесь, – заговорил я, – у вас сифилис! Болезнь весьма серьезная, захватывающая весь организм. Вам долго придется лечиться.

Тут я запнулся, потому что – клянусь! – прочел в этом, похожем на куриный, взоре удивление, смешанное явно с иронией.

– Глотка вот захрипла, – молвил пациент.

– Ну да, вот от этого и захрипла. От этого и сыпь на груди. Посмотрите на свою грудь…

Человек скосил глаза и глянул. Иронический огонек не погасал в глазах.

– Мне бы вот глотку полечить, – вымолвил он.

«Что это он все свое? – уже с некоторым нетерпением подумал я. – Я про сифилис, а он про глотку!»

– Слушайте, дядя, – продолжал я вслух, – глотка дело второстепенное. Глотке мы тоже поможем, но, самое главное, нужно вашу общую болезнь лечить. И долго вам придется лечиться – два года.

Тут пациент вытаращил на меня глаза. И в них я прочел свой приговор: «Да ты, доктор, рехнулся!»

– Что ж так долго? – спросил пациент. – Как это так два года?! Мне бы какого-нибудь полоскания для глотки…

Внутри у меня все загорелось. И я стал говорить. Я уже не боялся испугать его. О нет! Напротив, я намекнул, что и нос может провалиться. Я рассказал о том, что ждет моего пациента впереди, в случае, если он не будет лечиться как следует. Я коснулся вопроса о заразительности сифилиса и долго говорил о тарелках, ложках и чашках, об отдельном полотенце…

– Вы женаты? – спросил я.

– Жанат, – изумленно отозвался пациент.

– Жену немедленно пришлите ко мне! – взволнованно и страстно говорил я. – Ведь она тоже, наверное, больна?

– Жану?! – спросил пациент и с великим удивлением всмотрелся в меня.

Так мы и продолжали разговор. Он, помаргивая, смотрел в мои зрачки, а я в его. Вернее, это был не разговор, а мой монолог. Блестящий монолог, за который любой из профессоров поставил бы пятерку пятикурснику. Я обнаружил у себя громаднейшие познания в области сифилидологии и недюжинную сметку. Она заполняла темные дырки в тех местах, где не хватало строк немецких и русских учебников. Я рассказал о том, что бывает с костями нелеченного сифилитика, а попутно очертил и прогрессивный паралич. Потомство! А как жену спасти?! Или если она заражена, а заражена она наверное, то как ее лечить?

Наконец поток мой иссяк, и застенчивым движением я вынул из кармана справочник в красном переплете с золотыми буквами. Верный друг мой, с которым я не расставался на первых шагах моего трудного пути. Сколько раз он выручал меня, когда проклятые рецептурные вопросы разверзали черную пропасть передо мной! Я украдкой, в то время как пациент одевался, перелистывал странички и нашел то, что мне было нужно.

Ртутная мазь – великое средство.

– Вы будете делать втирания. Вам дадут шесть пакетиков мази. Будете втирать по одному пакетику в день… вот так…

И я наглядно и с жаром показал, как нужно втирать, и сам пустую ладонь втирал в халат…

– …Сегодня – в руку, завтра – в ногу, потом опять в руку – другую. Когда сделаете шесть втираний, вымоетесь и придете ко мне. Обязательно. Слышите? Обязательно! Да! Кроме того, нужно внимательно следить за зубами и вообще за ртом, пока будете лечиться. Я вам дам полоскание. После еды обязательно полощите…

Источник: www.litmir.me

Михаил Булгаков — Записки юного врача

Скачать отрывок:

Жанры: Реализм Рассказ
Теги: Воспоминания Дворянство Денежные проблемы Депрессия Зависимость от наркотиков Провинциальная жизнь
Характеристики: Психологическое Социально-философское Автобиографическое
Главные герои: Мужчина
Места событий: Россия Планета Земля
Время событий: Эпоха Нового времени

Случайная цитата из книги

«Одним словом, возвращаясь из больницы в девять часов вечера, я не хотел ни есть, ни пить, ни спать. Ничего не хотел, кроме того, чтобы никто не приехал звать меня на роды.»

Читать онлайн книгу «Записки юного врача»

Описание книги «Записки юного врача»

Представляем рассказы Михаила Булгакова из цикла «Записки юного врача» в блестящем исполнении народного артиста России Виктора Ракова. «Потянулась пеленою тьма египетская… и в ней будто бы я… не то с мечом, не то со стетоскопом. Иду… борюсь… В глуши. Но не один. А идет моя рать: Демьян Лукич, Анна Николаевна, Пелагея Иванна. Все в белых халатах, и все вперед, вперед…» Такой знаменательный сон приснился молодому врачу – «рыцарю в белом халате», ведущем неравную, но благородную битву с болезнями и невежеством в деревенской глуши. В основу ранних рассказов Михаила Булгакова легли реальные жизненные обстоятельства – его служба в качестве земского врача в Смоленской губернии с 1916 по 1920 годы. Полотенце с петухом Вьюга Стальное горло Тьма египетская Крещение поворотом Пропавший глаз Звездная сыпь Режиссер – Алексей Рымов. Музыкальное оформление – Павел Усанов. Звукорежиссеры – Надежда Дегтярева и Елена Рыжикова. Продюсер – Сергей Григорян.

«Записки юного врача» — сюжет

«Полотенце с петухом». Молодой неопытный врач приезжает на свой участок в деревню. После знакомства с персоналом больницы ему предстоит первое серьёзное испытание — ампутация ноги у деревенской девушки. Несмотря на неуверенность и отсутствие опыта у молодого доктора, ампутация удается блестяще, девушка остается жива и впоследствии дарит врачу полотенце с вышитым на нём петухом (отсюда и название рассказа).

«Крещение поворотом». Герою предстоит сделать операцию поворота на ножку плода при трудных родах у деревенской женщины. Благодаря советам опытной акушерки и эта операция отлично удаётся врачу.

«Стальное горло». Врач делает трахеотомию маленькой девочке, больной дифтерией. В рассказе отражены малограмотность и суеверность деревенских людей того времени, долго не разрешавших делать операцию девочке. После успешной операции и выздоровления девочки Лиды по деревням пошли слухи о том, что молодой доктор вместо настоящего горла вставил ей стальное.

Читайте также:  У ребенка сыпь по телу что это может быть и что делать

«Вьюга». Описывается поездка врача ночью в метель в другую деревню на помощь такому же молодому доктору, не знающему что делать с женщиной, разбившей себе голову при падении с лошади. Из-за позднего приезда спасти женщину не удаётся — это первый пациент, умерший у главного героя.

«Тьма египетская». Описываются быт и нравы деревенских жителей того времени — их малограмотность, суеверность, склонность доверять больше местным бабкам-знахаркам, нежели докторам. Главная сюжетная линия — рассказ про мельника Худова, больного малярией и решившего принять сразу все лекарства, прописанные врачом, дабы «не валандаться по одному порошочку в день. Сразу принял — и делу конец».

«Пропавший глаз». Доктор подводит итог своего годичного пребывания в деревне. Название рассказа происходит от истории с ребенком с огромной опухолью, закрывшей глаз. Как выясняется, неизвестная опухоль — всего лишь огромный гнойник, развившийся из нижнего века и лопнувший сам по себе.

«Звёздная сыпь». Герой начинает борьбу с сифилисом, повсеместно распространившимся среди населения. Рассказ заканчивается обращением к тому врачу, который, наверное, сейчас сидит на месте главного героя на деревенском участке: «Привет, мой товарищ!».

С книгой «Записки юного врача» читают

Рецензии на книгу «Записки юного врача»

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить рецензию. Регистрация займет не более 15 секунд.

21 февраля 2015 | 19:09

«Как может жить полутруп?»

Книга — сомнение, книга — поиск. Поиск новых решений, поиск себя, как талантливого и умелого врача. Толчок для тех, кто не верит в себя и постоянно сомневается. На деле же сомневаться некогда, нужно делать свою работу.

Особенно поражает часть под названием «Морфий». Так точно описать муки от привязанности к этому лекарству большого стоит. Читать было даже как то жутковато.

6 ноября 2016 | 17:16

Яркие жизненные рассказы, которые оставляют после прочтения море эмоций и впечатлений на долгое время.

О чем рассказы? О медицине… На первый взгляд, что может быть здесь интересного и захватывающего? Но Булгаков превзошел все мои ожидания и по-настоящему удивил.

Главный герой этого произведения — совсем еще молодой врач, который приехал работать в глубинку. За его спиной нет никакого опыта, но зато у него есть настоящий талант. Теперь на новом месте работы ему предстоит испытать на себе все “прелести” этой работы. А вместе с ним и читателям откроется взор на работу в медицине. Нам предстоит впервые сделать настоящую операцию живому человеку и ощутить все те эмоции и страх, который испытывает главный герой.

Кроме этого, Булгаков затрагивает в своем произведение серьезные темы, которые волновали людей в начале 20 века, такие как безграмотность и недоверие к врачам. Именно в то сложное для медицины время предстоит работать и бороться за жизнь каждого пациента нашему молодому доктору.

Источник: knigopoisk.org

Булгаков записки юного врача звездная сыпь краткое содержание

Всего в цикл входит семь рассказов.

Четыре из них имели подзаголовок, либо подстрочное примечание «Записки юного врача». В сноске к «Тьме египетской» написано: «Из готовящейся к изданию книги „Записки юного врача“». В «Стальном горле» подзаголовок другой: «Рассказ юного врача». «Звездная сыпь» не содержит никаких указаний на принадлежность рассказа к какому-либо циклу или книге.

В виде цикла все рассказы впервые были опубликованы в 1963 году (Библиотека «Огонька», № 23). «Звездная сыпь» в издание не вошла. Заглавие «Стальное горло» было заменено на «Серебряное горло». Датировка событий также была изменена: вместо булгаковского 1917 года везде стоял 1916. Сделано это было, может быть, отчасти из-за цензуры. Основной причиной таких искажений явилось желание издателей сблизить время действия рассказов со временем работы самого Булгакова в селе Никольском (Сычёвский уезд Смоленской губернии), где он занимал должность земского врача.

В 1927 году Булгаков опубликовал рассказ «Морфий». По тематике он отчасти примыкает к «Запискам юного врача», но большинство исследователей отрицает его принадлежность к циклу из-за множества отличий (как в содержании, так и просто в форме) и отсутствия каких-либо указаний на принадлежность его к «Запискам».

Источники повествования

В цикле в несколько изменённом виде изображены реальные случаи, происходившие с Булгаковым во время его работы в Никольском (29 сентября 1916 — 18 сентября 1917). Он был направлен туда по мобилизации ввиду негодности к военной службе. Свою работу он продолжил в земской городской больнице Вязьмы (18 сентября 1917 — февраль 1918). Последний период отражён лишь в рассказе доктора Бомгарда в «Морфии». В «Записках» главный герой моложе Булгакова: в «Стальном горле» упоминается, что ему 24 года, а Булгакову к моменту приезда в Никольское было уже 25. Действие сдвинуто на год позже: герой приезжает в село осенью 1917, а не 1916.

«Записки» были ориентированы на «Записки врача» (1901) В. В. Вересаева. Позднее Булгаков был дружен с ним, и Вересаев был соавтором «Александра Пушкина». Герои книг Булгакова и Вересаева очень различны. В момент создания своей книги Вересаев был близок к марксистам. Он писал: «пришли новые люди, бодрые, верящие, находившие счастье не в жертве, а в борьбе». Герой Вересаева видел успех лишь в том, чтобы быть частью целого и помогать этому целому. Герой Булгакова, напротив, борется за человеческую жизнь не совместно с каким-то целым, но совместно с конкретными коллегами-врачами.

История создания

Первая редакция «Записок» была создана почти сразу после реальных событий. По свидетельству А. П. Гдешинского [1] , в 1918 году в Киеве Булгаков уже зачитывал «Звёздную сыпь». Возможно, что первый вариант цикла — «Записки земского врача» — был написан ещё в Смоленской губернии.

В письме К. П. Булгакову из Владикавказа в Москву 16 февраля 1921 года в числе оставленных в Киеве рукописей Булгаков называет «Наброски Земского врача» и «Недуг» (очевидно, первая версия «Морфия»). В письме В. М. Булгаковой от 17 ноября 1921 года (уже из Москвы) Булгаков признаётся: «По ночам пишу „Записки земского врача“. Может выйти солидная вещь. Обрабатываю „Недуг“». Известно, что после публикации произведений ранние редакции были уничтожены самим писателем.

Сюжет

«Полотенце с петухом». Молодой неопытный врач приезжает на свой участок в деревню. После знакомства с персоналом больницы ему предстоит первое серьёзное испытание — ампутация ноги у деревенской девушки. Несмотря на неуверенность и отсутствие опыта у молодого доктора, ампутация удается блестяще, девушка остается жива и впоследствии дарит врачу полотенце с вышитым на нём петухом (отсюда и название рассказа).

«Крещение поворотом». Герою предстоит сделать операцию поворота на ножку плода при трудных родах у деревенской женщины. Благодаря советам опытной акушерки и эта операция отлично удаётся врачу.

«Стальное горло». Врач делает трахеотомию маленькой девочке, больной дифтерией. В рассказе отражены малограмотность и суеверность деревенских людей того времени, долго не разрешавших делать операцию девочке. После успешной операции и выздоровления девочки Лиды по деревням пошли слухи о том, что молодой доктор вместо настоящего горла вставил ей стальное.

«Вьюга». Описывается поездка врача ночью в метель в другую деревню на помощь такому же молодому доктору, не знающему что делать с женщиной, разбившей себе голову при падении с лошади. Из-за позднего приезда спасти женщину не удаётся — это первый пациент, умерший у главного героя.

«Тьма египетская». Описываются быт и нравы деревенских жителей того времени — их малограмотность, суеверность, склонность доверять больше местным бабкам-знахаркам, нежели докторам. Главная сюжетная линия — рассказ про мельника Худова, больного малярией и решившего принять сразу все лекарства, прописанные врачом, дабы «не валандаться по одному порошочку в день. Сразу принял — и делу конец».

«Пропавший глаз». Доктор подводит итог своего годичного пребывания в деревне. Название рассказа происходит от истории с ребенком с огромной опухолью, закрывшей глаз. Как выясняется, неизвестная опухоль — всего лишь огромный гнойник, развившийся из нижнего века и лопнувший сам по себе.

«Звёздная сыпь». Герой начинает борьбу с сифилисом, повсеместно распространившимся среди населения. Рассказ заканчивается обращением к тому врачу, который, наверное, сейчас сидит на месте главного героя на деревенском участке: «Привет, мой товарищ!».

Экранизация

В декабре 2012 г. на британском телевидении прошла премьера телесериала «Записки юного врача» c Дэниэлом Рэдклиффом в главной роли [2] .

Источник: dic.academic.ru